Данные никому не нужны, большие — сильно не нужны

«Данные», как концепцию, мы отличаем от «алгоритмов обработки», от «средств хранения», от «линий передачи» — этих самых данных. Это различение, кажущееся большинству чем-то таким естественным, как восход и закат, с моей когнитивистской колокольни — не более чем регулярный конструкт со своим жизненным циклом. И, на мой взгляд, тянется такое отношение с той поры, когда мы высекали «данные» на камне бронзовым долотом. Люди тысячи лет жили в мире, где некоторое различаемое когнитивное состояние, например, образ оленя или имя бога, имело совершенно отчётливый прагматический смысл, отдельный от прагматики камня-носителя, долота-обработчика или кармана-переносчика. Технологии работы с данным с тех пор менялись сильно, но схема оставалась та же. Вплоть до 21 века, когда всё изменилось.
 
Вчера на дискуссии «Данные: карта или территория?» слушал Sergey Omegian Kadomsky, который, в отличие от других спикеров, пробороздил интересные для меня темы. Я хотел ряд мыслей превратить в дискуссию на этой дискуссии, но не судьба, time was out и модератор was strict, пришлось ковылять домой в прямом смысле этого тяжёлого слова.
 
Мысль, которую Сергей затронул в том числе упоминанием пирамиды состояний данных, а я хотел несколько парадоксальным образом развить, состоит в том, что данные будут нафиг никому не нужны. Никому не нужны триллионы надписей на кремне-медных нанобулыжниках, переносимые через оптоволокна со скоростью терабит с секунду. Нужны решения проблем. Данные в облаке также далеки от решения какой-то муниципальной проблемы, как древний кусок кремния (а камней молодых не бывает) от профиля в ФБ.
 
Используя данные можно получить то, что сильно ближе к решению проблемы — определённость в знании и понимании, обеспечивающее эффективное действие. Но между океаном данных и той каплей эссенции, которая нам нужна, чтобы принять решение, лежит бездна работы.
 
Мне видится, что данные, как ценность и ресурс, проходят тот же жизненный цикл, что и, например, деньги. На заре общественных отношений (или на соответствующем общественном уровне сейчас) именно обладание конкретной деньгой (куском золота или жемчужиной) и их множеством является целью и ценностью. В определённый момент развития средств управления финансовой средой, большей ценностью стали средства производства и управления деньгами. Не хочу заглубляться в эту тему, но представьте, до чего мы дожили: финансовая среда управляется несколькими произвольно устанавливаемыми величинами, вроде ставки рефинансирования. Я утрирую, но зрите в корень.

 
Ценность piece of data так же уже невелика. Ценность уже представляют системы, способные производить и обрабатывать, технологии и алгоритмы. Но это ещё не вечер, далеко не вечер.
 
Другая аналогия: естественный нейрон — это такая структура, где та схема, которую я привёл в самом начале, нерелевантна. При это что может называться быть более информационно-насыщенным, чем нервная система и мозг? В естественной нейронной сети нельзя отличить состояние от носителя от обработчика от трансмиттера. Это целостная единица. Я знаю, что спецы возразят, что отличить можно: биологический носитель, хемоэлектрический транспорт и пр. Справедливое замечание, но при этом целостность системы уничтожается — и это уже не самая свежая проблема. Мы получаем несколько разобщённых моделей (физ, хим, электро, инфо…), каждая из которых что-то решает, но междисциплинарная смычка того, что разобрали на запчасти, становится тем сложнее, чем детальнее становятся отдельные модели.
 
Будущее — это не «мир данных», big или huge. Будущее — это мир executable entities, actionable designs, мириады сложных самоподдерживающихся структур в Сети
— различаемых моментом действия, но без привычно определённого положения в пространстве-времени;
— различаемых технологически, но без возможности, необходимости и осмысленности отличить алгоритм от данных, которые он производит или обрабатывает;
— имеющих управление, но без привычным образом идентифицируемого хозяина, автора, ответственного — сплав динамично сопрягающихся активных агентов размывает и авторство и ответственность, но не управление.
 
И, как я вчера успел сказать, куда интереснее и полезнее глядеть за предел того, что лежит под ногами — страхов о своей приватности или возможности сделать бизнесок на просеивании твитов. Полезно заглядывать туда, куда движется весь огромный мир и быть готовым к его новым особенностям нереактивным образом, а предугадав заранее. Дело, правда, осложняется тем, что будущее — это не прошлое, выдаваемое ежедневными порциями, это ткань, которую мы плетём своим намерением.

Читайте также:

комментария 2

  1. Voorg:

    Дык што, у спецыялісты па Business Intelligence лепш нікому ня йсці?? =)

Добавить комментарий для admin Отменить ответ