Эпистемология как духовный подвиг

«Отсюда я делаю вывод, что идея единицы не даётся разуму каждым объектом извне и каждой идеей изнутри, как считает Локк но познаётся нами посредством более высоких духовных сил, которые отличают нас от животных.»
(Фреге)

Труъ эпистемология — это не про ещё одно «правильное» определение единицы, или томик пространных рассуждений на тему. Это экспликация некоторой когнитивной механики, определение частных состояний, определяющих поведение. «Единица» демистифицируется также, как некневсе другие сакральные и эзотерические вещи, в относительно простых схемах.

Главная проблема, что тогда, что сейчас — в том, что при работе с понятиями предельного уровня абстракции исследователи слабо способны удерживать или даже осознавать присутствие и необходимость целых трёх параллельных эшелонов рефлексии: 
1) обязательно вычислимое целевое описание, например, «единицу»;
2) желательно вычислимые средства описания, например, [русский] язык и онтологию, используемые для конструирования целевой системы;
3) обязательно управляемый, но невычислимый поток, управляющий первыми двумя.

Как только мыслители добираются до высокорефлексивных конструкций, эти три потока включаются, но управляемость обычно низка, и первые два не практически не разводятся, интенсивно обмениваясь моментами содержания в хаотическом режиме, и в результирующее описание выбрасывается много концептуальной мешанины и синтаксического мусора. А если этим заняты философы, то добавляются различные поэтические отвлечения, что ещё более осложняет понимания. КПД, тем не менее, выше нуля, чем мы обязаны «высоким духовным силам, отличающим нас от животных»

Читайте также:

Добавить комментарий