Кибернетическая редукция

Гуссерль ввёл ряд известных «редукций», заменивших натуралистическую установку на феноменологическую, которая состоит в том, чтобы воздерживаться от суждений о «мире вне феноменов», о некоем внешнем по отношении к сознанию бытии. Эйдетическая и трансцедентальная редукции углубляют этот разрыв. Редукция определена в операционном модусе, как исполнение «выключений» в теле натурализма. Результат операции – отличная от натуралистической когнитивная позиция, названная «феноменологической установкой».

Для ТТС/ТК стек гуссерлевых редукций представляется

  1. необходимым в значительной части;
  2. недостаточным;
  3. неконфигурированным.

В Манифесте пунктом 1.2 зафиксирована установка, которая нужна для отличения телеономического метода от остальных, но для внутреннего использования в ТТС/ТК избыточна в силу предельного характера. Как эпистемически-дифференцирующая установка, этот пункт может быть развит в понятие «кибернетической редукции» (КР).

«Необходимость» феноменологической редукции (ФР) для КР – это необходимость операции в системе операций. «Недостаточность» состоит в наличии в оной других необходимых элементов, к ФР несводимых. «Неконфигурированность» означает, что требование наличия отрефлектированной позиции, из которой определяется конфигурация системы операций или когнитивной позиции, в случае с феноменологической установкой не выполняется.

Кибернетическая редукция в самой краткой формулировке – «мир есть управление». Если следовать гуссерлевой манере изложения, то можно было бы сказать так: «КР есть установка на воздержание от суждений о неуправляемом; нейтрализация позиций, управление которыми не производится и нейтрализация позиций, управление из которых не производится».

Чтобы определить более развёрнуто и корректно, следует ещё раз указать на различие между спекулятивной и управленческой позициями.

Феноменология обитает в области спекулятивной философии, где производство суждений в том или ином модусе (истинных, возможных, логичных, верифицируемых и т.п.) есть главная отрефлектированная внутренними средствами целесообразность и основная деятельность. 11-ый тезис Маркса («Тезисы о Фейрбахе») мог бы стать основанием для развёртывания другой позиции, но остался с большего незамеченным.

ТТС/ТК, как указано в Манифесте/1.1, смещается из чисто спекулятивной позиции в позицию рефлексивного управления; рефлексивного как в смысле «опирающегося на рефлексию», так и в смысле «рефлективного в отношении самого себя». Последняя формула, впрочем, хороша только краткостью: конструкт вида «самого себя» в боьшинстве случаев означает неудачу в аналитическом разнесении позиций управления, сознательное или безсознательное игнорирование их наличия. В структурном рассмотрении, ТТС/ТК содержит инструментальное ядро для конфигурации остального, неядерного корпуса установок, а так же – для конструирования позиции, из которой возможно выполнение конфигурирования самого ядра. Выражение «само себя» здесь не корректно, т.к. конфигурационно позиции имеют различия. Эта механика носит название «рекурсивная управляемая конфигурация» (РеУК). Во временном, эволюционном рассмотрении, ТТС/ТК содержит бутстрап, фазу определения ядра внешними средствами, что необходимо и неизбежно, с последующим выводом бутстрапа за оперативные рамки по факту полного развёртывания РеУК. Бутстрап есть версия ядра, выстроенная на до-телеономических основаниях, и путь входа в ТТС/ТК из не-телеономической области.

Понятие кибернетической редукции – это конструкция бутстрапа. Как и весь Манифест, который манифестирует наличие входа в ТТС/ТК и предлагает некоторую адаптацию понятий.

Кибернетическая редукция упорядочивает флексии (управленческие замыкания, открытые телеономические циклы) таким образом, что более эффективные флексии размещаются ближе к фокусу управления. Метрика эффективности и топология фокуса управления задаётся конфигурацией управленческого контекста. Проще говоря: из флексивного контекста устраняются нецелесообразные позиции управления.

Можно определить, что натуралистическая позиция состоит из позиции моторных флексий (тут: θ, у Гуссерля ≈ гилетический слой) и рефлективной позиции (тут: α, у Гуссерля после ФР ≈ ноэма), которая, в распространённой конфигурации, полагает доступное управленческое пространство «объективной реальностью». Корреспондентная теория истинности полагает «истиной» устойчивые объектно-ориентированные флексии рационального дискурса (дискурс тут: ω); конвенциональная теория и социальный конструктивизм включают в рассмотрение таковой устойчивости роль социальных аттракторов. Сама целесообразность понятия «истины» здесь состоит в нормировании кофлексивно сопряжённых флексий [θ,α] мерой устойчивости управления, которая присутствует в конфигурации, порождающей данную реальность (См. «Тактическая истина»). Дискурс ω состоит из корефлексивных [α]:ωα меток, сопрягаемых с моторными флексиями и гиперонимов [α­12…]:ωα различного уровня.

Феноменологическая установка требует нарастить ещё один рефлексивный уровень, выстроить ополнительную позицию рефлексии/конфигурирования процессов α-рефлексии. Этот манёвр Гуссерль называет «идеацией». Потом, следует переконфигурировать дискурс ω так, чтобы развести флексивные метки ω и α-флексии промежуточным уровнем «феноменологии», медиатором (тут: β, у Гуссерля ≈ ноэзис). И, таким образом, «нейтрализовать» натуралистическую корефлексию [α]:ωα феноменологической [β]:ωα. Связка [α,ω]  подвергается «выключению», редукции, что означает введение указанной конфигурационной позиции, и неконфигурируемая «имманентная» связка получает конфигурацию [α,β,ω] через структурный момент понятия «интенционального кореллята». Попытки разведения управления между позициями [θ, α, β, ω] в проекциях на европейский философский багаж порождают всю массу понятий в корпусе феноменологии.

Феноменология фокусируется на восприятии, интенциональности и кореллятах, на борьбе с психологическим и метафизическим гипостазированием, на установлении статуса «трансцедентального». ТТС/ТК фокусируется на обеспечении управления, где восприятие с проблемами его конфигурирования есть лишь одно операциональное плечо.

Самая тривиальная схема управления – это рефлекторная дуга, триада «рецептор-нервный центр-эффектор» или «сенсор-процессор-мотор». Либо, более адекватно, рефлекторное кольцо, включающее и плечо санкционирующей/обратной афферентации (Самойлов, 1930; Бернштейн, 1935; Анохин, 1952). Обобщением и развитием данного понятия в ТТС/ТК является понятие «открытого телеономического цикла» и «флексии».

Значительная часть интеллектуальной деятельности, высшей рефлексии, направлена на устроение конфигурации процессора. По ряду причин, именно высшие уровни рефлексии, философский взгляд, был в большей степени ориентирован в сторону рецепторов, в сторону конфигурации восприятия. Эффекторное плечо, обеспечение действия, оставалось на усмотрение инженерной, научно-прикладной рефлексии, уровень которой, в силу гораздо более серьёзных прагматических ограничений, «практической вязкости», поднимается очень медленно. Восприятие и спекуляции в значительно меньшей степени обладают такой «вязкостью», и этому факту мы обязаны расцветом обращённой к ним рационализации. Впрочем, постмодерн проявил границу усложнения и роста уровня абстракций в этом дискурсе.

ТТС/ТК ставит себе целью преодоление такого однонаправленного взгляда, который разглядывает «сущее», так же того, кто разглядывает сущее; и дополнение «отстающей рефлексии» позицией «лицом к наступающему времени», т.е. «опережающей рефлексией», вперёд от процессора по цепи рефлекторного кольца. Это – рефлексия целей, рефлексия должного или телеономическое видение.

Кибернетическая редукция – это результат присутствия в рефлекторном кольце сознания позиций, рефлектирующих цели, и в эпистемологической плоскости – определяющее присутствие самой категории цели. «Обратная афферентация», или обратная связь по конфигурации здесь позволяет упорядочивать весь сенсориум, а так же спекулятивные рациональные производные. Это произходит через внедрение структуры целей, которая задаёт нормы распределения управленческого внимания между позициями. КР – это установка на упорядочивание позиций в соответствии со структурой целей, и исключение из рефлексивного управления позиций, находящихся на периферии установленного радиуса.

КР в практическом плане – это интуитивно понятный («исключить ненужное») манёвр, позволяющий радикально уменьшить разнообразие сигнала на входе с увеличением качества управления, в соответствии с метрикой, определённой управленческим контекстом. В инженерии и в практической деятельности вообще выполнение такого манёвра, отсечение нерелеватных, «непрактичных» рефлексий – регулярное действие. Религиозный фундаментализм или когнитивный эгоцентризм, полагающий свою систему знания и мировоззрение в центр, а остальные выносящий за границу релевантности и, часто, легитимности – суть реализация кибернетической редукции.

КР на философском уровне – установка на сведение всего мыслимого разнообразия «мира» к «управляемому миру», т.е. пространству, релевантному актуальной структуре целей и доступных средств управления. В присутствии конкретной структуры целей редукция, как уже сказано, сужает рамки «мира», отконфигурированной реальности, до целесообразной реальности. Управление структурой целей, соответственно, изменяет конфигурацию и смещает спектр целесообразной реальности, расширяя общий спектр. Кибернетическая редукция в итоге делает понятие «мир» и понятие «управление», взятое в предельном смысле,  моментами единого содержания, или вовсе синонимами.

«Трансцендентным» в телеономической трактовке помечаются не θ в статусе «сущего» или высокоабстрактные моменты α в статусе «бытия», а структура целей внешнего по отношению к человеку контекста, которая определяет всю остальную конфигурацию человеческой деятельности любого порядка. «Божественная», если использовать теологическую нотацию. КР, таким образом, реконфигурирует ω в телеономическом ключе, изымая из него и сущееω, и бытиеω, без всякого рода компромиссных реконфигураций отношения вида «принципа очевидности» Гуссерля, Dasein Хайдеггера или «актуальности» Дацюка.

После выполнения КР ω может содержать констатации относительно ширины сенсориума θ, структуры множества флексий α, β или внутренних флексий ω. Ни одна из  даже констатаций предельного масштаба не может быть адекватно сопоставлена с бытиемω, в силу различных принадлежности к дискурсам с различной конфигурацией. Референтность между некими конструкциями телеономического дискурса и бытиемω в каком-то другом может быть установлена только на основании близости ширины корефлексивно сопоставленного обоим меткам спектра в θ.

Читайте также:

Добавить комментарий