Определение Вычислительного права как инженерной дисциплины

English version is available

1

В настоящее время для Вычислительного права не существует широко принятого определения. Сам термин также имеет несколько родственных, часто используемых почти как синонимы: Computatonal Law, AI in Law, Computational Legal, Artificial Legal Intelligence и пр. В литературе встречаются в основном индуктивные определения, где понятие фиксируется как зонтичный термин над списком направлений исследований и разработок.

Список от старейшей International Association for Artificial Intelligence in Law:

  • Formal models of legal reasoning
  • Computational models of argumentation and decision making
  • Computational models of evidential reasoning
  • Legal reasoning in multi-agent systems
  • Executable models of legislation
  • Automatic legal text classification and summarization
  • Automated information extraction from legal databases and texts
  • Machine learning and data mining for e-discovery and other legal applications
  • Conceptual or model-based legal information retrieval

http://www.iaail.org/?q=page/about

Есть дата-центричный вариант, где для Вычислительного права предполагается в основном функции стандартизации и логистики данных: “Computational Law: Expressing Law and Legal Processes as Standard Data Through Interoperable Service Interfaces” (Dazza Greenwood, Lead Scientist at law.MIT.edu) «Исполняемость», actionable law, предполагает доступность нужных данных в нужном виде в нужном времени-пространстве для определённой автоматической службы, которая сможет использовать их для «исполнения закона», т.е. некой автоматизированной правовой практики. Многие видимые разработки MIT сфокусированы именно на дигитализации закона (превращении в данные) некоторых важных правовых состояния: Digital Identity, Digital Assets, Digital Contracts.

Близкие определения говорят о поддержке задач в правовом области с помощью информационных технологий:

“AI in Law: Applications of advanced information technology to support tasks in the legal domain” (Michael Bommarito, MSE FE University of Michigan). «Computational law is an approach to automated legal reasoning focusing on semantically rich laws, regulations, contract terms, and business rules in the context of electronically-mediated actions.» (Love, Genesereth «Computational Law», 2005)

«Информационные технологии» могут обозначать что угодно, начиная с обслуживания принтеров, но мы попробуем определить важную дифференциацию. «Информационный» фокус на праве предполагает глубокое семантическое различение его элементов, более чем только транзакционную и логистическую перспективу существования блоков данных. Семантизация закона — это выявление регулярных структур и элементов в праве, с созданием переносимых моделей: логических описаний (например, дескрипционных логик), статистических проекций в какую-то концептуальную схему, онтологий. Работа с такими моделями предполагает логический вывод, опору на систему правил, факт-ориентированность.

2

Поднимаясь вверх по лестнице интеллект-стека, мы можем зафиксировать ещё одну важную перспективу и соответствующее определение.

Знание — это распределённое состояние общества, определяющее его согласованное поведение. Правовое знание в свете этой формулировки фиксирует социальное соглашение относительно законодательного регулирования общественной жизни. Знание супервентно информации и данным, однако требует своего, особенного теоретического и практического фокуса.

Эпистемизация закона — это распознавание в нём исполнимого знания, как детерминантов общественного поведения. Или размещение в общественных практиках таких исполнимых знаниевых элементов, которые обеспечивают нужное поведение. 

Массовые цифровые транзакции обеспечивают транспорт консенсуальных состояний между локусами общественных практик, где существуют цифровые сервисы, требующие объектов оцифрованных данных. Разнообразные логические и онтологические модели — это различные способы нашего понимания этого многообразия и его организации.

Философский взгляд на эту проблему мог бы быть полезен, однако «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (К.Маркс, Тезисы о Фейербахе, 1845) Изменять мир методичным образом — удел инженерии. Потому, если мы ставим Вычислительному праву задачу изменить мир, мы должны определить его как инженерную дисциплину: как регулярную деятельность, снабжённую рациональным методом.

Системная инженерия накопила достаточно сильных интеллектуальных  инструментов высокого уровня общности, чтобы помочь такому определению состояться. При этом, надо чётко обозначить то ограничение, что бОльшая часть концептуальных системно-инженерных инструментов рассчитана на управление комплексами физических 4D-объектов, и для комплексов социальных состояний, которые имеют на порядки бОльшую сложность, простой их перенос и наивное применение скорее осложнят дело.

3

Почему выше речь пошла об эпистемизации закона? Современная инженерия прекрасно работает с семантикой, накопив тут огромный опыт, и инженерное определение могло бы опираться на семантический уровень. Представляется, однако, что сильное инженерное определение такого рода дисциплины требует опоры на более высокий уровень общности практик, чем синтаксический или семантический.

В пределе, целевая система для Вычислительного права — не данные и не информация. Целевой системой является разделяемое и распределённое знание, так как именно оно определяет согласованное поведение в использующей системе. А для общественных практик, которые по отношению к и ВП являются использующими системами, именно поведение индивида или социального агента является ключевым аспектом.

Семантические структуры, и тем более — объекты данных и цифровые службы, будут куда более слабыми опорами в качестве детерминантов поведения, т.к. между ними и поведением лежит аппарат интерпретации, аксиология и психология социального агента. Эпистемологический фокус, с опорой на более общие и менее волатильные состояния социального консенсуса, дадут более устойчивую и управляемую картину, т.к. находятся «ближе» к поведению.

4 Определение

Вычислительное право: исследовательская дисциплина и группа знаниевых технологий для обеспечения практик права и юриспруденции, со следующими задачами:

  1. представление правового и другого необходимого предметного знания в виде функций, вычислимых на машине Тьюринга;
  2. анализ, алгоритмический вывод, и синтез правового знания;
  3. представления результатов вывода в виде, пригодном для использования человеком или другими машинами.

Цель: автоматизированное управление
жизненным циклом исполняемого правового знания
для поддержки общественных практик

5

В данном определении зафиксированы:

  1. целевая система: исполняемое правовое знание
  2. класс использующих практик: юриспруденция или любая другая общественная деятельность, требующая правового обеспечения
  3. специализация конструкции «ввод-обработка-вывод» для обеспечивающей системы

6

Дата-центричные практики Вычислительного права в разрезе данного определения следует рассматривать как уровень интеллект-стека, обеспечивающий технологически-зависимый ввод-вывод, включая логистику. Семантические технологии Вычислительного права следует рассматривать как уровень интеллект-стека, обеспечивающий обработку: обобщение, специализацию, анализ, синтез. Эпистемические технологии это интерфейс с человеком, социумом и суперсоциальным; архитектура социальных эффектов и governance для правовых социо-машинных систем.

Читайте также:

1 комментарий

  1. 18.02.2019

    […] Русская версия здесь […]

Добавить комментарий