«Разделяемые онтологии действия» Метцингера

Metzinger T., Gallese V. — The emergence of a shared action ontology. Building blocks for a theory (2003)

Прекрасная статья Томаса Метцингера заслуживает подробного разбора, но здесь я запишу лишь свои реакции на отдельные выдержки. Перевод «shared action ontology» на русский позволяет более одного варианта, включая «онтологию разделяемого действия», но содержательно авторы прорабатывают именно «action ontology», которая потом, в контексте социальных взаимодействий и взаиморепрезентаций становится shared.

One useful way to look at the brain is to describe it as a dynamic representational system. Every representational system presupposes an ontology: A set of assumptions about what the elementary building blocks of the reality to be represented actually are. By necessity, it constructs primitives.

«Репрезентации, пресуппозирующие онтологию», строительные блоки онтологий — это близко к тому, что в УЭ определяется, как «эпистема» и «эпистемические конструкты», как обобщение состояний, нужное для описания эпистемических протоколов. Метцингер как раз этим занят, и ему уже не достаточно онтологических классов — для него онтологические классы — материал для декомпозиции.

From a strict scientific point of view, no such things as goals exist in the objective world. All that exists are goal-representations… A goal-representation is, first, formed by the representation of a certain state of the organism

Автор сражается с инструментальными проблемами выражения теории. Такая вещь как «[goal] representation» или «certain state», видимо, «существуют» совсем лучше и как-то иначе в объективном мире, чем [не] существует «цель». Остались мелкие детали — разобраться что значит exist и don’t exist. Метцингер элегантно объехал ключевую объективистскую проблему. Статья 2003 года, интересно, как он двинулся дальше с этой проблематикой.

Goal-representations are representations of goal-states. Second, what functionally makes such a state a goal-state is the fact that its internal representation is structured along an axis of valence: It possesses a value for the system.

Я тоже возился с телеономичностью лет 5-6, пока не отрефакторил часть семантик под капот понятия «управление» и «управляемость». «Teleology» в статье тоже немного присутствует, со ссылкой на Варелу.

Часть эпистемического протокола УЭ. Causally effective, просто прекрасно:

the reward system can be conceived of as generating a new, non-symbolic kind of representational content, namely the internal value assigned to a certain state. It is important to note that even if ‘‘value’’ (just like ‘‘goal’’) in the normative sense is not a public property observable from a scientific third-person perspective, an internal simulation of value within an individual organism can be causally effective, and adaptive.

«Феноменологическая прозрачность» — хорошее наблюдение, но не хватает теоретических инструментов для его выражения, отсюда всякие костыли и кавычки:

goal representations frequently are phenomenally transparent. This is to say that the organism ‘‘looks through’’ the actual representational mechanism and ‘‘directly’’ assigns value to perceived target objects

Ту же ситуацию я бы описывал как «антисложный манёвр»: элиминацию всех сложностей и затрат процессинга, с построением прямой реактивной связи. Рискованно для адаптации, за то тактически выгодно.

Because earlier processing stages are not accessible to introspective attention, their content appears as directly and immediately given.

Возможно, раз уж мы говорим про action ontology и enaction, здесь лучше бы звучало не объективистское given, а дейцентричное executed.

Goal-representations do not possess truth-conditions, but conditions of satisfaction. Because no such things as goals exist in the objective order of things, a goal-representation cannot be true or false. … goal-representations are intimately linked to an organis’s self-representation: In standard situations they typically depict an individual logic of survival.

Вот многое у Метцингера на своём месте, сразу виден полёт континентальной мысли. Обобщения хорошего пока не видно, островной аналитический протокол держит, требуя тащить в теорию отсылки к truth conditions. Если истинность уже нерелевантна, нужно от неё, как от инструментальной нормы, избавляться принципиально, а не локализовывать.

Далее Метцингер начиает с объективистской святой троицы и пытается выбраться в действие-центричность инструментами внимания:

‘‘phenomenal model of the intentionality relation’’ (PMIR) … is a conscious mental model, and its content is an ongoing, episodic subject–object-relation.

Объект конструируется поведенческим паттерном:

First, the object-component must be constituted by a particular self-simulatum, by a neural simulation of a concrete behavioral pattern.

Отношение конструируется, как аттенциональный процесс:

Second, the relationship depicted on the level of conscious experience is one of currently selecting this particular behavioral pattern, as simulated.

Далее, фраза, которая интегрирует всё в формулу, которая может быть часть определения эпистемологического протокола УЭ, если не терминологически, то как схема:

we can usefully illustrate this by describing it as ‘‘representational identification’’: The moment following volition, the moment at which concrete bodily behavior actually ensues, is the moment in which the already active motor simulation is integrated into the currently active bodily self-model, and thereby causally coupled to the rest of the motor system and the effectors. It is precisely the moment, in which we identify with a particular action, transforming it from a possible into an actual pattern of behavior and thereby functionally as well as phenomenologically embodying it.

«Аз есьм действие» от Метцингера

I realize a possible self-state, by enacting it.

«Ongoing agency» — введённый авторами концепт, великолепно коррелирует с понятием действие-центричности, но раскрывается во всё ещё объективистскую схему.

Ongoing agency, the conscious experience of sustained executive control, can therefore be representationally analyzed according to the following pattern: [I myself (the content of the transparent self-model) am currently ( = the de-nunc -character of the phenomenal model of the intentionality relationship as integrated into the virtual window of presence) present in a world ( = the transparent, global model of reality) and I am currently experiencing myself as carrying out ( = continuously integrating into the transparent self-model) an action which I have previously imagined and selected (the opaque self-simulation forming the object-component, which is now step by step assimilated into the subject-component)].

Дальше накал спадает, Метцингер начинает дискутировать с аудиторией аналитических философов сознания вокруг Принципа локальной супервентности и феноменализации интенциональности.

В формулах, подобных нижеприведённой, скрывается момент необходимого, но редко фиксируемого тонкого различения:

Phenomenal mental models are instruments used to make a certain subset of information currently active in the system globally available for the control of action, for focal attention and for cognitive processing. A phenomenal model of transient subject–object relations makes an enormous amount of new information available for the system

Когда в эпистемологичной теоретизации (рефлексия ситуаций рефлексии) употребляются конструкты вроде phenomenal mental models, мы говорим про инструменты эпистемического агента или эпистемолога, изучающего этого агента? Тем более, что в рефлексивном философском тексте эти роли смешиваются и смешиваются часто неуправляемо. В данном случае Метцингер скорее говорит про агентность под взором эпистемолога, объект в оптике, но в таких формулах, в силу используемого стиля или протокола мышления, вокруг phenomenal model часто напрашиваются кавычки «phenomenal model» — как указание на то, что это эпистемологический инструмент, который мы осознанно вводим, намёк вида «мы используем конструкт phenomenal model для того, чтобы …», а не чисто объективистское оперирование новообретёнными плотными теоретическими телами «вот наконец мы видим phenomenal model и она…»

В статье вводится позиция, связанная с first-person perspective. Смахивает на эвфемизм конструктивистской оптики, но конструктивизм и Метцингер, если не ошибаюсь, формально сблизились позже 2003 года.

The dynamics of low-level intersubjectivity then helps to further develop, enrich, and stabilize the individual first-person perspective in each participating agent.

Ну и в завершение, некий эквивалент или прото-light-вариант кибернетической редукции от Метцингера:

Behavior-reading is transformed into mind-reading, because the representational tools for action representation allow for action simulation as well

1 комментарий

  1. A shared action ontology — это, скорее, онтология совместного действия. Вроде бы разницы нет от перемены слов местами, но она есть, хоть и тонкая: на первое место ставится действие, онтология же его обслуживает. Лингвисты вроде утверждают, что первыми словами были глаголы повелительного наклонения.

Добавить комментарий для envolkov Отменить ответ