Обобщённые средства ведения войны

Данная статья – черновик, в процессе работы над которым я пришёл к выводу, что тему нужно проработать с нуля и на другом уровне. Тем не менее, как более-менее целостный набросок, он может быть где-то полезен.

Для описания природы современного противостояния геополитических субъектов уже недостаточно просто изучения типологии вооружений или классификации приёмов манёвра. Для воздействия на противника в настоящее время используются гораздо более широкий арсенал средств, включая экономические и идеологические рычаги. Однако, простое перечисление и типизация данных инструментов не даёт системной картины, т.к. такой аналитический подход представляет собой констатацию известного и наблюдаемого, но никак не качественное представление о пространстве противостояния, которое сможет включить в себя и прошлые, и настоящие, и будущие категории средств воздействия на противника.

Классификации войн

Отечественная классификация

Генерал-майор В.И. Слипченко [1] вводит шесть поколений войн, разделяя их по характеристикам используемых средств поражения живой силы и материальных объектов. Указание в качестве квалификатора вид оружия подразумевает так же весь спектр тактических и стратегических следствий, вытекающих из условий применения данного вида оружия (организация строя, манёврирование, применение огня и пр.)

1-ое поколение: холодное оружие; масштаб тактических подразделений.
2-ое поколение: гладкоствольное пороховое оружие; масштаб частей и соединений.
3-е поколение: нарезное многозарядное оружие, артиллерия; война оперативно-тактического масштаба.
4-ое поколение: реактивное оружие, танки, флот, связь; стратегический масштаб.
5-ое поколение: ракетно-ядерное оружие; глобальный масштаб.
6-ое поколение: высокоточное оружие, нелетальное оружие и оружие на новых физических принципах.

В качестве системы целей противостояния В.И. Слипченко вводит следующую структуру:

  1. Уничтожение военной силы противника.
  2. Уничтожение экономики.
  3. Уничтожение политического строя.

Откуда формулирует следующую «формулу победы»: «непременный разгром и полное уничтожение вооруженных сил противника, разрушение его экономики и свержение политического строя противника»[1].

Очевидно, что данная классификация не покрывает весь спектр средств осуществления противостояния между геополитическими субъектами. Слипченко концентрируется преимущественно на военно-техническом аспекте противостояния, что исключает из перспективы другие критически важные аспекты безопасности государства, такие как экономика или идеология. «Информационная война» рассматривается автором лишь как совокупность мер поражения или защиты информационных потоков и систем управления войсками.

Не учитывается так же тот факт, что последние десятилетия изменили саму структуру геополитической субъектности, когда национальное государство перестало быть предельным геополитическим актором. Появление частных армий и их активное использование в качестве инструмента влияния на ситуацию есть одно из проявлений данного процесса. Совокупность явлений, называемую экономическим кризисом, многие эксперты так же полагают по меньшей мере частично планируемой геостратегической игрой, которую ведут наднациональные операторы, какими являются финансово-промышленные олигархические кланы.

Западная классификация

В 1989 году Уильямом Линдом & Co [2] для нужд анализа задач морской пехоты США была предложена классификация войн, с разделением их на 4 поколения, основанной на различии в тактике ведения войны: применения строя, манёвра и огня в боевом противостоянии.

1-ое поколение: тактика линейного строя и гладкоствольное оружие; победа преимущественно человеческой массой.
2-ое поколение: нарезное оружие и артиллерия; победа огневой мощью.
3-е поколение: мобильные моторизованные соединения и авиация, тактика обходных манёвров, сочетание огня и манёвра.
4-ое поколение: высокая нелинейность тактики; размывание грани между войной и миром, солдатом и гражданским, партизанская и информационная война.

Развитие мысли в этом направлении привели к появлению 5-ти и 6-тиуровневых классификаций, включающих и предположения о будущих войнах, где может быть применено ядерное и бактериологическое оружие, радикально меняющее характер боевых действий.

Однако, данная классификация страдает теми же недостатками, что и классификация Слипченко.

Порядок

В данной работе для систематизации войн, и шире – способов противостояния геополитических субъектов, предлагается оригинальная классификация. Понятие порядка – основное в телеономическом методе, который используется для её построения. В качестве краткого введения в концепцию порядка приведём следующий пример.

Обратите внимание на тот текст, который вы читаете. Считая конечной целью донесение смысла, автор использует для этого лексику и семантику языка, его алфавит, графическое представление букв.

Ребёнок, не умеющий читать, либо человек, не знакомый с языком, может увидеть только ряды чёрточек, кружков и точек, но не смысл и даже ещё не буквы. Для того, чтобы увидеть букву «А» в системе из трёх пересекающихся линий, ребёнку нужно обучиться некоторому порядку, развить способность организовывать части в систему, имеющую эмерджентный смысл, т.е. смысл, не являющийся некой линейной производной от смыслов элементов. Здесь можно установить, что приращение порядка сознания позволяет идентифицировать приращённый порядок смысла. Буква по отношению к чёрточкам – категория более высокого порядка. Так же как слово – категория более высого порядка, чем буква. Можно продолжить наращивать порядок от лексического уровня, полагая семантику и прагматику следующими этажами. Предлагаемое ниже различение средств противостояния – это система уровней разного порядка.

Определение

Под средством ведения войны (СВВ) будем понимать конкретный инструмент любого рода и порядка, используемый для повышения своего потенциала в противостоянии и понижения потенциала противника. Это может быть пулемёт или авианосец, как боевые единицы или как технологии; это может быть построение клином или фланговый манёвр, как регулярно применяемые приёмы управления войсками; это может быть морально-религиозная установка, позволяющая удерживать высокую мотивацию бойцов, что влияет на исход боя.

Существуют классификации СВВ по типам воздействия, видам поражения, области применения и пр. Такие классификации дифференцируют СВВ на основании сравнения неких характеристик, таких как тип вооружения или воинской формации. Однако, для построения замкнутой и целостной системной картины нужно отвлечься от постоянно совершенствующихся типов [вооружения] или методов [консциентальных войн], и очертить порядки средств противостояния. Для этого введём понятие обобщённых средств ведения войны (ОСВВ), под каждым из которых будем понимать уже категорию порядка воздействия одного субъекта на другой. Каждый такой уровень соотносим с пространством активностей соответствующего порядка, которое понимается, как совокупность деятельности, в которой используется ОСВВ данного уровня.

Количество действия

Добавление в войска некоторой боевой единицы, технологии, применение нового приёма маневрирования или внедрение организующей установки имеет определённый и ограниченный эффект воздействия на противника. Этот эффект может выражаться не только в непосредственном её боевом действии на поле боя, но и, например, оказывать деморализующее действие на противника или организационно сковывать её оперативно-тактические мероприятия, что в конечном итоге невозможно не игнорировать, как фактор победы.  Всю совокупность боевого эффекта от применения или внедрения некоторой сущности, приведённую к пространству применения, можно назвать «количеством производимого боевого действия» или просто «количеством действия».

Например, добавление в войска одного бойца даёт эффект в тактическом масштабе, в размахе соотносимом с фактическими способностями человека к передвижению, выживанию, полезной деятельности. Таким эффектом может быть приращение способности подразделения рыть окопы на несколько метров в сутки, либо закрытие бойцом конкретного огневого сектора с помощью имеющегося вооружения. Ширина этого огневого сектора или эффективность выполнения этой или любой другой военной функции уже зависит от технологического обеспечения и принципов организации взаимодействия подразделений.

Эффект внедрения идеологической установки, скорее всего будет заметен только на достаточно большом социуме, и через гораздо большее, по сравнению с первым примером, время. Однако, после успешного внедрения в качестве фактически воспринятой морально-идеологической ценности, идеологическая установка может иметь колоссальный положительный или отрицательный эффект на ситуацию, служить эффективным рычагом управления ей, при минимуме физических или технологических затрат. Этот рычаг может работать как в социуме собственной армии, так и в социальной среде противника. Навязывание противнику разрушительных, несвойственных ему морально-психологических ориентиров не приводит мгновенно к уничтожению боевой единицы или подразделения, но в целом производит больший системный разрушительный эффект.

Вклад бойца атомарен, но не может игнорироваться как элемент системы. Можно говорить о вкладе данного солдата в изменение геополитических раскладов в результате, например, победы в войне, как следствия его личной победы в отдельных боях. Т.е. количество огневого действия системно перерастает в количество геополитического действия. С обратной стороны, политическое решение руководства, определившее некие организационные изменения, так же имеет своё малое или большое количество действия, в том числе и на исход конкретных боестолкновений. Вся совокупность следствий, которые могут проистекать из любого атомарного поступка, включая и возможные геополитические изменения, и определяет совокупное количество действия.

Представляется сложным создать удобную и реалистичную метрику количества действия в абсолютных величинах, пригодную для строгих инженерных оценок; однако, как инструмент для построения концептуальных приближений и относительных измерений данный термин может быть полезен. Интуитивная наглядность понятия позволяет связывать нетривиальные теоретические положения в более компактные конструкции.

Уровни ОСВВ

ОСВВ могут быть представлены позициями в 5-базисе, каждая из которых определяет уже не дифференциальную категорию, как в случае со сравнением характеристик, а категорию порядка (телеономическую категорию). Классификация ОСВВ различает порядок количества действия. Таким образом, телеономические позиции, указанные ниже, расположены в ряд с приращением масштаба воздействия:

  1. Физический контакт.
    Непосредственное физическое столкновение и воздействие. Численность и масса на этом уровне — ключевые параметры; количество ресурса – предопределяет победу. Противостояние физических объектов – ОСВВ первого порядка.
    Управление количеством элементов противостояния.
  2. Технология.
    Технология, как способы повышения КПД использования материальных ресурсов и объектов, главным образом через ведение дистанционного противостояния – от пращи и арбалета до крылатых ракет, авианосных соединений и орбитальных лазеров. Фокус второго приоритета находится не на самих экземплярах дистанционных СВВ, а на технологиях, которые лежат в принципе их действия. Технология выступает, как обобщённое средство ведения войны 2-го порядка.
    Управление качеством элементов противостояния.
  3. Организация.
    Организованность и структура подразделений армии; методы управления войсками и способы применения военных технологий; дисциплина и мобилизованность частей; эффективность организации связи, коммуникаций, взаимодействия; стратегия, оперативное искусство и тактика, в том числе с использованием ландшафта. Противостояние организационных систем – ОСВВ 3-го уровня.
    Управление временем и пространством противостояния.
  4. Концептуализация.
    Способностей вырабатывать и транслировать полезное знание, культурно-эстетические и морально-этические установки, идеологемы. Противостояние концепций и идеологий, как эстетически и рационально фиксируемых и воспроизводимых категорий, ОСВВ 4-го уровня.
    Управление правилами организации противостояния – уровень рефлексии управления.
  5. Целеполагание.
    Мотивация и боевой дух, мировоззрение и уровень мотивов, определяющие действие; способность грамотно идентифицировать структуру целей, устойчиво фиксироваться на ней, и осуществлять достижение вопреки препятствиям любого рода. Противостояние систем целей, и духа, как высшей степени порядка действия – ОСВВ 5-го уровня.
    Управление целями противостояния.

В каждом тактическом движении конкретного солдата и подразделения на поле боя можно идентифицировать столкновение всех пяти уровней СВВ. Боевое действие определяется и, собственно, присутствием СВВ на поле боя, как вооружённой единицы; и технологиями, использованными для создания его оружия; и организационными мероприятиями, которые поставили его именно в данное место именно в данное время; и правилами, согласно которым данные организационные мероприятия устойчиво осуществляются; и наконец – целями, ради которых всё происходит.

Вложенные измерения

Для различения СВВ внутри каждого уровня могут быть выстроены вложенные классификации, с использованием различных метрик. Здесь уместно различие СВВ по любой из характеристик, от калибра для огнестрельного оружия, до этноконфессиональной принадлежности для идеологем. Ниже приведены возможные метрики сравнения боевой эффективности.

Для 1-го уровня – количественные меры присутствия, такие как количество живой силы и единиц техники, тротиловый эквивалент взрывного действия, масса артиллерийских боеприпасов на километр фронта и т.п.

В соответствии с данными мерами можно сравнивать подразделения или армии по совокупной боевой мощности, или по частным способностям, например, по количеству разведывательных средств.

Для 2-го уровня – качественные меры для сравнения технологически поддерживаемых процессов и механизмов: КПД использования материалов, веществ и человеческих усилий; скоростей и манёвренных способностей; глубин погружения, высот полёта и дальностей стрельбы; прочности брони и бронепробиваемости снаряда.

С помощью данных мер можно оценить уже не количество, а качество боевого присутствия, которое может перевешивать количество в реальном боестолкновении.

Для 3-го уровня – [опосредованные] меры эффективности организации и метрики организованности: эффективность коммуникаций; качества административной структуры; топология развёрнутых войск; скорость реагирования на изменение обстановки, смысл и эффективность оперативно-тактических приёмов.

Оценка способности использовать имеющиеся материальные средства и технологии, через размещение и применение их в пространстве и времени.

Для 4-го уровня – оценка концепций и идеологем эффективностью пропаганды, уровнем лояльности войск; оценка методологий ведения боевых действий способностью адекватно совмещать и воспроизводить различные варианты оперативно-тактические шаблоны, быстро реагировать на новшества противника и вырабатывать концептуальное противодействие.

Развитие концепции ОСВВ

Данные выше определения определены в терминах милитарного дискурса. Однако, противостояние практически и теоретически давно вышло за рамки чисто военных операций. В более широкой перспективе, следовало бы определить ОСВВ и в других перспективах, где операторами являлись бы государства и империи, племена и нации, а так же другие субъекты, для каждого из которых на соответствующем уровне существует своя специфика усилий. Более того, ОСВВ могут быть реконцептуализированы до обобщённых средств управления, с выходом на рассмотрения телеономических величин надстоящего уровня абстракции. Представляется, что данный вопрос может стать темой отдельной работы.

В данной работе ограничимся несколькими примерами, показав какие проекции некий тип СВВ может иметь на все уровни порядка обобщённых средств, в приложении уже не исключительно к войскам, но шире – к геополитически противостоящим социальным системам. Такая проекция есть некое количество действия, которое данное СВВ производит как на целевой социум или объект применения, так и на социум-оператора. Например, расположим в базисе ОСВВ мушкет:

  1. Может использоваться в рукопашной битве, как простая палка. Более полезен в качестве генератора огневой мощи.
  2. Технологически опережает лук, уступает артиллерии, автоматическому оружию по количеству огневого действия.
  3. Влияет на тактический рисунок боя, организацию строя и тыловое обеспечение. Так же, производство как самих мушкетов, так и выстрелов к ним в какой-то степени переорганизует экономику, научные исследования и социум в целом.
  4. Мушкет, как элемент культуры, как символ побед, может служить опорным культурным кодом для построения частных идеологем. Так же – его применение развивает искусство стрельбы и стрелковую науку.
  5. Присутствие мушкетов в бою может мотивировать солдат, если мушкет в данное время является прогрессивным оружием. Либо наоборот – демотивировать, если уступает вражескому; является узким местом в ведении боя.

Пример 2, ядерное оружие:

  1. Колоссальный разрушительный эффект при относительно небольших ресурсных затратах на изготовление экземпляра СВВ.
  2. Конкурирует технологически по разрушительной силе, неуязвимости средств доставки и пр. с вакуумными боеприпасами, бактериологическим оружием.
  3. Требует серьёзных организационных мер от потенциальных участников ядерного конфликта для уменьшения рисков и последствий. Для оператора ЯО — дороговизна фундаментальной науки, особое производство, разработка и внедрение систем ПРО влияют на структуру экономики.
  4. Развитие научных отраслей, культурные следствия. Присутствие ядерной угрозы и ЯО, как символа мощи, в различных аспектах социального сознания и культурной сферы.
  5. Обладание ядерным оружием – мотивация «сверхдержавы». Мощный устрашающий фактор. Однако, при рассмотрении с гуманистических позиций, в социуме возможно падение мотивации – как после фактического применения, что имело место в США, так и только при наличии намерения применить ЯО.

Пример 3, технология «оранжевой революции»:

  1. Мобилизует большое количество людей за счёт простых для понимания и деструктивных мотивов. (Конструктивный мотив уже сложен, требует более развитой организации психики).
  2. Может вступать в конфликт с технологиями противоработы, на уровне технологической эффективности: запретить Твиттер, как шину для слабоцентрализованной пропаганды и координации; идеологические контрмеры для повышения иммунитета; ответная дезинформационная война?
  3. Имеет разрушительные организационные следствия для социума-жертвы. Со стороны атакующего социума требует достаточный уровень организованности, для координации распределённой атаки на узлы государственной и идеологической организации атакуемого социума.
  4. Основной уровень работы технологии – консциентальная, информационная война.
  5. Другой основной уровень – контроль мотивации. Степень контроля скорее низкая, рассчитанная на кратковременную вспышку простых инстинктов. Для атакующей стороны сама технология может быть как мотиватором, т.к. например, позволяет почувствовать игру, управление толпой «на пальцах»; так и деморализующим фактором, т.к. играет на человеческом примитивизме, отупляет, что может демотивировать альтруистических персон.

Если изменить перспективу рассмотрения с эффектов присутствия СВВ в каждой из пяти категорий противостояния, на необходимую инфраструктуру поддержки на каждом уровне, получим симметричный набор идентификаций, каждую из которых можно определить, как отдельное СВВ. Для мушкета:

  1. Ресурс: порох, железо, дерево для изготовления; стрелки́ по количеству мушкетов.
  2. Технология изготовления компонентов и устройства. Более совершенная технология, как более совершенное СВВ, побеждает менее совершенную технологию.
  3. Организация производства мушкетов. Более сильная организация позволяет производить как более технологичные продукты, так и в большем количестве.
  4. Умение обращаться с оружием; культурный слой, ответственный за трансляцию кодов. Качественное эстетическое представление в том числе повышает мотивацию.
  5. Мотивация к производству и использованию мушкета. (Например, в современной армии такая мотивация будет чрезвычайно низкой, при наличии эффективного автоматического оружия. Т.е. «привлекательность мушкета», как мотивационное СВВ, в наше время чрезвычайно слабо.)

Литература

 

  1. В.И. Слипченко. Войны будущего (прогностический анализ). 2007.
  2. William S. Lind et al. The Changing Face of War: Into the Fourth Generation. 1989

комментария 2

  1. अभिजन वज्रसार:

    Весьма сильная классификация.
    Хотелось бы, однако, дополнительно указать вот на что.

    Здесь всё по-прежнему в определённом приближении берётся «линейно», по-модерновому. То есть есть «мы», и есть «они», и нам надо их победить (~уничтожить, сломать и т.п.). Но ведь смысл войны заключается не в уничтожении врага (о чём нам и заявляет, например, товарищ Клаузевиц с первых же страниц своей книжки), а как бы во включении его в себя, «присвоении» (подчинении и т.п.). Конечно, какие-то части (определённая численность боеспособных мужчин, например) при этом могут отбрасываться, но суть от этого ведь не меняется.
    Эта идея, как мне кажется, даёт возможность идти дальше в рассуждениях. Особенно по части информационной войны.

Добавить комментарий для अभिजन वज्रसार Отменить ответ